Белорусские активы дешевеют | Печать |
Рынок

У тех, кто поверил в скорые перемены в Беларуси после объявленной правительством летом 2008 года масштабной программы приватизации и либерализации экономики, было время, чтобы убедиться: белорусские власти готовы пойти лишь на точечные изменения, не меняющие командно-административную систему. Недавний бум интереса к Беларуси после объявленной правительством летом 2008 года масштабной программы приватизации и либерализации экономики постепенно угасает. У тех, кто поверил в скорые перемены в Беларуси, было время, чтобы убедиться: белорусские власти готовы пойти лишь на точечные изменения, не меняющие командно-административную систему.

Об этом красноречиво свидетельствует и прошлогодний провал пилотных конкурсов по продаже госпакетов акций экспериментальных 5 ОАО, подготовка которых проводилась при консультационной поддержке МВФ и ВБ, и безуспешная попытка создать Агентство по приватизации. 2010 год был практически мертвым для приватизации. Все более-менее значимые сделки с белорусской собственностью можно пересчитать по пальцам. Это продажа мобильных операторов, нескольких банков, а также предприятий-банкротов («Мотовело», «Минский часовой завод»).

Скорее всего, белорусские власти рассчитывали, что после кризиса стоимость белорусских активов заметно возрастет. Но эти надежды вряд ли оправданны. Пример белорусской нефтепереработки говорит об обратном.

Рискованные прогнозы

Еще 3-4 назад некоторые белорусские экономисты утверждали, что ОАО «Нафтан» и ОАО «Мозырский НПЗ» можно продать за сумму никак не меньше 6 млрд. USD. Во время визита в Литву в сентябре 2009 года А. Лукашенко предложил желающим инвестировать в «Нафтан» 3 млрд. USD.

При столь оптимистичных оценках получалось, что стоимость двух белорусских НПЗ при их полной загрузке и объемом переработки около 10 млн. т нефти в год практически равнялась рыночной капитализации 6 ведущих российских НПЗ «Ярославнефтеоргсинтез», Саратовский НПЗ, «Уфанефтехим», Уфимский НПЗ, Ново-Уфимский НПЗ и «Салаватнефтеоргсинтез», совокупный объем переработки которых составлял около 44,4 млн. т нефти в год при их средней загрузке мощностей на уровне 73%.

Замгенерального директора Мозырского НПЗ по экономике Евгений Артюшенко в конце 2007 года оценил «цену замещения» (т. е. восстановительная стоимость – replacement cost) завода примерно в 2-2,5 млрд. USD (исходя 200-250 USD за проектную тонну). Данная оценка основывалась на представлении о том, сколько может стоить построенный с нуля НПЗ аналогичной мощности с инфраструктурой. Однако на практике стоимость различных проектов по строительству НПЗ может сильно различаться.

Что же касается белорусских НПЗ, то все прогнозы относительно их оценки достаточно условны по ряду принципиальных причин.

Прежде всего, следует отметить, что экспортная привлекательность отечественных НПЗ весьма сомнительна. При существующем технологическом уровне и при нынешнем уровне дотирования внутреннего рынка горючего и предприятий нефтехимии заводы не могут эффективно перерабатывать нефть, поставленную на рыночных условиях. Для этого нужно или резко повысить глубину переработки до уровня современных европейских заводов (с 70% до 90-92%), в разы повысить цены на горючее на внутреннем рынке и снизить акцизы в стоимости топлива. В ближайшей перспективе реализовать это нереально, поскольку рушит сами основы сегодняшней социально-экономической модели Беларуси.

Не следует также забывать, что белорусские НПЗ, невзирая на смену их статуса – преобразование в ОАО, по-прежнему находятся под жесточайшим контролем государства. К примеру, в 2010 году на фоне резкого роста цены на нефть никто нефтяников не освободил от поставок по дисконтным ценам сырья для нефтехимии, а также от обязанности субсидировать внутренний рынок горючего (хотя и в гораздо меньшем объеме).

Ориентация на экспорт – вопрос выживаемости белорусских НПЗ, и это диктует острую необходимость в скорейшем завершении технического перевооружения белорусских НПЗ. Но для этого требуются не только большие финансовые ресурсы (а их в условиях снижения российских энергодотаций не хватает), но и время (3-5 лет).

Нужно также учитывать, что белорусские НПЗ, в отличие от многих европейских нефтеперерабатывающих заводов, расположены далеко от портов (по экспертным оценкам, критическое плечо транспортировки – 600 км, в том время как расстояние от Беларуси до ближайшего Клайпедского порта – 670 км, а до других прибалтийских портов путь значительно длиннее).

Ну и главное: при любых оценках необходимо учитывать высокий риск ухудшения финансового состояния белорусских НПЗ в случае очередного ужесточения условий поставки российской нефти – основного сырья заводов, а также правил экспорта выработанных из нее нефтепродуктов. Финансовое благополучие белорусских НПЗ долгие годы строилось на льготных поставках российской нефти. Стоило России в 2010 году эти дотации снизить, как импорт российской нефти упал примерно в 1,7 раза.

Сомнительные плюсы Таможенного союза

При создании Единого экономического пространства Таможенного союза Беларусь настояла на отмене с 1 января 2011 года таможенной пошлины на импортируемые в страну российские нефть и нефтепродукты.

Сейчас основная маржа бизнеса для нефтяников складывается в области нефтепереработки. Российские чиновники, не желая субсидировать белорусскую нефтепереработку, хотели повысить пошлин на нефтепродукты вплоть до 90% от нефтяной (сейчас в среднем она составляет около 50%). Но так и не решились, поскольку для этого потребовались бы огромные госсубсидии на поддержку собственных НПЗ.

Сейчас пошлины на нефтепродукты в России примерно в 2 раза ниже, чем пошлины на нефть. Поэтому условия по экспорту нефти и нефтепродуктов у Беларуси в 2011 году будут лучше, чем в 2010 году и «даже немного лучше, чем были в 2009 году», отметил в этой связи в конце 2011 года вице-премьер Беларуси Андрей Кобяков.

Беспошлинная поставка нефти и нефтепродуктов с 1 января 2011 года означает, «условно говоря, цена на нефть для Беларуси снизится практически в два раза», отметил зампредседателя концерна «Белнефтехим» Бронеслав Сивый на совместном заседании постоянных комиссий Палаты представителей и Совета Республики 21 декабря.

По его словам, если в 2010 году белорусские НПЗ Беларуси получали от переработки одной тонны нефти 3 USD, то в 2011 году будут получать 30 USD/т.

Однако белорусские НПЗ вступили в 2011 год, не имея контрактов с российскими компаниями. Российские компании готовы поставлять нефть в Беларусь без экспортной пошлины, но при этом в формулу определения цены нефти они заложили дополнительно 45 USD/т, что, по их оценкам, позволяет выйти на равнодоходность поставок нефти и нефтепродуктов на экспорт. А это не устраивает белорусскую сторону.

Можно предположить, что пока правительству Беларуси не удалось найти компромисс между интересами собственной переработкой и российских компаний. И постоянный конфликтный фон вокруг белорусской нефтепереработки вряд ли способствует росту привлекательности белорусских НПЗ.

К тому же, не следует забывать, что нефтяное соглашение, подписанное в рамках создания ЕЭП, временное - на 3 года. Затем стороны вернутся к распределению экспортной пошлины на нефтепродукты по аналогу распределения импортной пошлины. Претендовать на очень солидную долю в этом торге Беларусь, имеющая собственную добычу всего лишь около 1,7 млн. т нефти, не может.

В сложившихся условиях российские компании хотели бы использовать мощности белорусских НПЗ только для переработки собственной нефти, оплачивая лишь услуги за процессинг. Чтобы в том числе не нести бремя субсидирования белорусского рынка горючего и нефтепродуктов.

Если они этого добьются путем ценового давления, Беларусь в этом случае может забыть о прежнем статусе крупнейшей страны-экспортера нефтепродуктов. Экспортировать лишь нефтепродукты, выработанные собственной нефти, ну и еще разве что с венесуэльской нефти...

Кто купит?

Сомнительно, что на таком противоречивом фоне Беларусь может возобновить переговоры о приватизации белорусских НПЗ  российскими компаниями.

Разве что с Венесуэлой? О том, что Беларусь планирует приватизацию отечественных предприятий, в том числе и нефтеперерабатывающих, с венесуэльским капиталом, заявил А. Лукашенко в интервью аргентинской газете Diario La Nacion, отрывки которого показал телеканал ОНТ 23 марта. По его словам, Беларусь предлагает венесуэльцам прийти в Беларусь и самим перерабатывать нефть на белорусских НПЗ, а затем продавать в Европе. «В перспективе мы планируем и приватизацию наших предприятий, в том числе и нефтеперерабатывающих, с венесуэльским капиталом», – сказал А. Лукашенко.

Однако, конечно же, перспективу этой приватизации вряд ли следует обсуждать всерьез – хотя бы потому, что не отработана дешевая логистика доставки нефтяного сырья (в том числе и по операциям своп). Разве что в обмен на венесуэльскую нефть?

В этой связи нелишне заметить, что Венесуэла сейчас строит на Кубе крупный НПЗ и модернизирует в этой стране танкерный порт. Венесуэла также является финансовым гарантом сделки по модернизации и расширении нефтеперерабатывающего завода в Сьенфуэгос на Кубе стоимостью 6 млрд. USD, которую финансирует Китай.
По материалам: bdg.by

 

У вас нет прав на публикацию комментариев.