Десять отличий приватизации от номенклатурного передела | Печать |
Рынок

Сегодня только ленивый не говорит о приватизации в Беларуси. Суммы потенциальных сделок поражают воображение. По мнению некоторых экспертов, более чем 50-процентная инфляция и более чем 100-процентная девальвация -- выверенный шаг перед началом массовой распродажи активов. «Завтра твоей страны» ищет десять отличий приватизации от номенклатурного передела.

 

Нынешняя инфляционно-девальвационная политика резко снижает стоимость государственных активов. Устраняются потенциальные конкуренты на внутреннем рынке, которым сбережения будут нужны для того, чтобы выжить без претензий на покупку государственных активов. Сбивается интерес иностранных инвесторов, которых отпугивают высокие политические и экономические риски. К тому же, под шумок валютного кризиса, под знаменем «сохранения суверенитета» и привлечения иностранных инвестиций можно без особых проблем легализировать вывезенные из Беларуси деньги. 

Поделить между своими

Повторить, как в 1990-х, финт с нефтяным оффшором, бартерными поставками товаров за газ и электроэнергию не удастся. Приходится выбирать среди следующих сценариев:

1) распределить самые «шоколадные» куски госсобственности среди своих;

2) пойти на честную приватизацию и узаконить открытую конкуренцию;

3) продавать основные активы России взамен за политическую «крышу» и доступ на рынок;

4) либерализовать экономику, демократизировать общество, восстановить отношения с Западом (МВФ), открыться для Украины и ЕС;

5) закрыться от всех, запретить населению пользоваться валютой и монополизировать импорт.

Понятно, что белорусские протоолиграхи не смогут убедить главу государства пойти на крайние сценарии № 4 и 5. Жить в условиях европейской Северной Кореи они не хотят. Нет у них и искренней любви к свободному рынку. Зато есть страх перед российскими олигархами и открытой конкуренцией. Единственным приемлемым вариантом для белорусских протоолигархов является распределение госсобственности между своими.

Что может дать Лукашенко белорусским нуворишам и получить от них взамен

Александр Лукашенко тоже понимает, что народная любовь при 50-процентной инфляции, двукратной девальвации и почти одном миллионе рабочих мест под угрозой сокращения – это вещь неустойчивая. Опереться на Кремль тоже больше не удастся. Надо искать и создавать новых союзников в решении собственных проблем.

Вот что может дать Александр Лукашенко белорусским нуворишам: близкий к монополии статус на внутреннем рынке, защита от конкуренции и поглощения кредиторами, бюджетная/административная/правовая поддержка, право покупки госактивов по дешевке при условии учета интересов дисижнмейкеров. Это достаточно щедрый пакет.

Взамен белорусский президент получает следующее: полностью зависимый от него большой частный бизнес, мальчиков для битья/дойных коров в случае эскалации народного недовольства, посредников в переговорах с иностранными инвесторами и стейкхолдеров будущих политических кампаний. Заключая такой социально-экономический контракт с белорусским протоолигархами, Александр Лукашенко снижает вероятность появления в нашей стране Ходорковского и зависимого от Кремля крупного бизнеса.

Лузеры приватизации

А что народ? Ему говорят, что продавать нужно своим и то, что убыточно. Не прошло и полгода, как белорусская нефтепереработка заявила об убытках (390 млрд. рублей). В долгах, как в шелках, находится химическая отрасль. Просроченная задолженность белорусских предприятий перед иностранцами на 1 июня составила 1,8 трлн. рублей (в 2 раза больше, чем год назад). Валовой убыток пивоваренных заводов за первый квартал 2011 года превысил 7 млрд.рублей. В условиях множественности курсов и жесткого регулирования цен убыточными могут стать энергетика, транспорт, строительство и пищевая промышленность и даже розничная торговля.

Просроченная задолженность по кредитам и займам на 1 июня составила 1,6 трлн. рублей и по сравнению с началом года выросла в 2,2 раза. В целом долги по кредитам и займам составили 104,3 трлн. рублей.

В такой ситуации легко себе представить, что задолжавшие госкомпании начнут распределять между протоолигархами по тем же схемам и на том же основании, как некогда убыточные колхозы присоединяли к прибыльным предприятиям. На этот раз права собственности будут закрепляться за частными копаниями более жестко.

Есть еще один субъект, который хотел бы поучаствовать в приватизации. Десятки тысяч белорусских малых, средних предприятий (МСП) и ИП накопили не одну сотню миллионов долларов, чтобы вложить их в белорусские активы. Не исключено, что для нейтрализации их потенциального протеста определенную часть МСП допустят к переделу собственности, особенно на уровне передела городской собственности и земли вокруг городов с населением 50 тысяч и больше. Маловероятно, что они откажутся, требуя одинаковых правил игры для всех.

Таким образом, в Беларуси созрели условия для передела собственности. Де-юре процесс будет называться приватизацией. Де-факто протоолигархи превратятся в полноценных олигархов.

10 отличий народной приватизации от номенклатурного передела собственности

Народная приватизация

Номенклатурный передел

1.

Продажа арендаторам имущества по остаточной стоимости, формирование класса сотен тысяч частных собственников. Такая правовая норма распространяется на всех арендаторов.

Продажа избранным арендаторам госактивов по так называемой рыночной цене. Номенклатура решает, кто имеет право покупать, и что такое «рыночная» цена.

2.

Открытая продажа на аукционе акций государства в ОАО. Начальная цена не имеет значения. Если нет желающего купить по начальной цене, проводится аукцион на понижение цены. Если и на этом этапе никто не покупает, данный актив бесплатно передается работникам предприятия.

Административно регулируемый доступ к участию в аукционах, создание правил их проведения под определенные компании. Запрет на проведение голландского аукциона (на понижение цены). Запрет передачи активов работникам предприятия.

3.

Наличие единой процедуры информирования всех желающих о проведении аукционов по продаже госсобственности без дискриминации для иностранных участников.

Слабое информирование о продаже госактивов, часто меняющиеся условия, сознательное сокращение сроков подачи заявок для увеличения шансов продажи госактивов избранным структурам и лицам.

4.

Приватизация 100% акций госпредприятий с числом работающих до 1000 человек стратегическому инвестору за кэш. Если в нем есть акции физических лиц и частных юрлиц, то им предоставляется право продать свои акции инвестору по цене приобретения контрольного пакета.

Продажа небольших пакетов акций при отсутствии защиты прав миноритарных акционеров. В отдельных случаях продается 50% + 1 акция или 75% акций, но сохраняется блокирующий пакет у государства.

5.

Приватизация акций госпредприятий с числом работающих до 1000 человек без выставления условий инвестору по занятости, будущим объемам инвестирования, навязыванием ассортимента или сохранением старого производства.

Продажа акций с длинным шлейфом условий, высокие риски национализации приватизируемого имущества без компенсации произведенных инвестиций по причине размытости формулировок требований и без учета изменения условий работы на рынке.

6.

Продажа предприятий, как имущественных комплексов, т. е. с землей.

Продажа госактивов без земли, с оформлением ее аренды, неопределенные условия использования земли, что ставит под угрозу права собственности.

7.

Продажа земельных участников на открытых аукционах, свободный выбор назначения земли, в том числе ее перевод из с/х производства в любую другую законную форму экономического оборота.

Жесткое регулирование рынка земли. Сохранение правила назначения земельных участков, избирательный режим продажи земельных участков.

8.

Приватизация всех рынков арендующим места/участники земли индивидуальным предпринимателям (выкуп по остаточной стоимости или безвозмездная передача).

Сохранение рынков в коммунальной собственности, произвольное установление арендных ставок, угроза продажи их избранным инвесторам под не связанные с розничной торговлей проекты, без учета интересов ИП.

9.

Приватизация каждого большого госпредприятия за деньги по следующей схеме на открытом аукционе: 10% - безвозмездная передача для рабочего коллектива, 25% - передача в государственный пенсионный фонд (возможность передачи его в трастовое управление), 10% акций – в свободную продажу белорусам на внутреннем рынке, продажа остальной части (55% акций) инвестору.

Кулуарные договоренности о продаже крупных госпредприятий, выбор покупателя по непонятным критериям, отсутствие четкой методики определения цены, игнорирование интересов работников приватизируемых предприятий и граждан, которые лишены возможности покупки акций на внутреннем рынке.

10.

Необратимость приватизационных сделок при четком соблюдении правил прозрачности, открытости и обеспечении равных условий участия всех желающих.

Использование судов и силового ресурса для отмены договоров о продаже, высокие риски национализации активов и рейдерского номенклатурного захвата.

По материалам: zautra.by

 

У вас нет прав на публикацию комментариев.