Зачем предпринимателю «связка» ключей? | Печать |
Бизнес и закон

Технологии ведения бизнеса все дальше уводят предпринимателей от прямого общения с традиционным возгласом - «по рукам!» - в информационное поле, где даже личная подпись приобретает электронный вид. Готовы ли белорусские деловые люди освоить виртуальное пространство, уже довольно плотно «заселенное» их западными коллегами? Какую для этого необходимо создать инфраструктуру? На эти и другие вопросы по просьбе редакции отвечают заместитель директор Центра защита прав собственности Союза юридических лиц «Республиканская Конфедерация предпринимательства» Игорь ЛЕДНИК (далее - И.Л.) и заведующий отделом научно-инженерного республиканского унитарного предприятия «Институт прикладных программных систем» Олег СЕКЛИЦКИЙ (далее - О.С.).


 

- Игорь Александрович, давайте, прежде всего, определим, что же нужно бизнесу от специалистов по IT?

И.Л.: - Предпринимателям необходима такая среда, чтобы они могли вести взаимодействие в электронном формате: заключать договора, оформлять документы, отправлять различные отчеты. Для этого необходимо создать систему поддержки электронного документооборота, а также файлового архива. Но возникает очень серьезная проблема, связанная с защитой прав собственности. Во всем мире это достигается с помощью электронной цифровой подписи, аутентичность которой удостоверяется специальным органом. Вот на этих задачах мы и должны сосредоточиться в ближайшее время, чтобы дать бизнесу современный инструментарий.

- Олег Феликсович, готовы ли IT-специалисты реализовать эти замыслы?

О.С.: - Наш институт уже несколько лет занимается разработками в области создания государственных информационных систем. В частности, он разрабатывал автоматизированные информационные системы для ряда органов государственного управления, в том числе для обеспечения деятельности Администрации Президента Республики Беларусь, для Министерства юстиции была создана информационная система Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, для Министерства по налогам и сборам - автоматизированные системы по сбору сведений от налоговых агентов и интегрированная распределенная система ведения Государственного реестра плательщиков Республики Беларусь, для Фонда социальной защиты населения Министерства труда и социальной защиты - автоматизированная система управления индивидуальным (персонифицированным) учетом застрахованных лиц, а также подобные разработки для ряда других министерств.

В 2008-2010 гг. на институте лежала еще и функция эксплуатации и развития общегосударственной автоматизированной информационной системы - ОАИС. Она является интеграционным звеном между информацией оцифрованных базовых государственных информационных ресурсов и пользователями, в первую очередь органами государственного управления. Физические и юридические лица могут пользоваться такого рода информацией через Единый портал государственных электронных услуг (portal.gov.by) с возможностью обеспечения их взаимодействия с различными государственными органами.

Уверен, что ресурсы этой системы в дальнейшем вполне могут использоваться для нужд бизнеса. Приведу простой пример. Инвестор хочет построить здание или открыть компанию. Сегодня ему надо написать заявление, оплатить в банке стоимость госпошлины или тарифа за определенные услуги, затем сдать бумаги в госорган и терпеливо ждать, когда дадут ответ в бумажном виде. А как это происходит на Западе? Там существуют информационные системы (они нередко называются правительственными агентами) с соответствующим правовым статусом, которые на основании ряда технологических возможностей и правовых документов дают разрешения. Достаточно в электронном виде подать документы, на которые будет оперативно дан ответ. Поскольку здесь убирается звено «живого чиновника», то происходит ускорение процедуры, снижается вероятность коррумпированности и в целом ускоряется реализация бизнес-проектов.

И.Л.: - К сожалению, не все получается так гладко, как хотелось бы. Для субъектов хозяйствования работа усложняется тем, что каждое ведомство создало свою систему доступа: у Фонда социальной защиты населения, Министерства по налогам и сборам, Государственного таможенного комитета - разные электронные ключи. Это, во-первых, неудобно, а во-вторых, стоит денег. Причем речь идет не об одноразовом платеже непосредственно за сам ключ, а о ежегодной оплате его обновления. Например, в прошлом году налоговому ведомству нужно было заплатить за электронное декларирование 297 тыс. руб., или почти 100 долл. по тогдашнему курсу. Проведенные нами расчеты показали, что при переводе юридических лиц на эту систему МНС может получить доходы, в несколько раз превышающие бюджет, который пошел на финансирование этой системы. Представляете, какая рентабельность, да еще у государственного органа! А вот, например, в Дании картина противоположная: налогоплательщики за счет электронного декларирования экономят в год 150. бизнес - 50 млн. евро, а в целом по ЕС экономия превышает 50 млрд.

- Выходит, речь должна идти о едином электронном ключе, и достаточно дешевом?

И.Л.: - Именно так предприниматели ставят вопрос. Более того, мы обратились в Администрацию Президента, в Совет Министров и Национальный банк, указывая, что существующее ныне положение не соответствует Закону «Об электронном документе и электронной цифровой подписи», который действует с января текущего года. К этому времени Нацбанк и правительство должны были привести в соответствие с законом целый «ворох» нормативно-правовых актов. А это, в свою очередь, требует изменения сложившейся практики. Например, законом установлены требования, при соблюдении которых электронная цифровая подпись в электронном документе является равнозначной собственноручной подписи в документе на бумажном носителе. Значит, они обе должны быть уникальными и каждая - в единственном числе. Думаю, что нынешняя ситуация у нас сложилась из-за того, что системы «электронного правительства» формируются исходя из принципа ведомственной подчиненности, - без учета интересов бизнеса и граждан.

О.С.: - Согласен с тем, что такая проблема существует, но вместе с тем не стал бы драматизировать ситуацию. Приведение к «общему знаменателю» форматов электронных ключей - вопрос чисто технический, который довольно легко реализуется. Однако есть организационная проблема: кто-то должен сформировать государственную систему управления ключами, контролировать ее работу и определять общие правила игры.

- Государственные ведомства, например, МНС и Национальный статистический комитет пользуются одной и той же информацией. Однако субъекты хозяйствования обязаны ее предоставлять каждому из них. Можно ли сделать так, чтобы все заинтересованные государственные органы «черпали» то, что им необходимо, сами, из единой базы данных?

О.С.: - Технологически это вполне возможно. Уже есть система взаимодействия, разработанная в рамках проекта «Электронная Беларусь». Но этого уровня пока недостаточно. И прежде всего, государство должно определить, какая информация от субъектов хозяйствования действительно нужна, а какая - избыточна.

- Если вернуться к электронным ключам, то, наверное, должен быть центр, подобный процессинговому, который организует все транзакции, связанные с пластиковыми карточками?

И.Л.: - Думаю, это сравнение вполне уместно. В таком центре должна сосредоточиваться информация о всех существующих сертификатах открытых ключей, и любой орган, компания или гражданин могли бы провести идентификацию своего партнера: действительно ли он имеет полномочия на совершение действий от имени компании? Только в этом случае мы получаем возможность заключать сделки на расстоянии и, соответственно, интегрироваться в мировую информационную экономику.

О.С.: - Думаю, все «болезни роста» мы в ближайшем будущем преодолеем. Гораздо важнее, на мой взгляд, разобраться, что может взять на себя бизнес, а что - государство, которое, кстати, уже понесло довольно серьезные затраты. Исходя из этого, разумно предложить для предпринимательского сектора на основе уже созданной системы ряд несложных по реализации, но хорошо востребованных информационных услуг, что даст возможность государству вернуть часть инвестированных средств. А вот в вопросах, связанных с внутренними процедурами для бизнеса, деловые круги должны сами определиться, каким образом это реализовывать.

- Насколько бизнес приблизился к практическому решению этой проблемы?

И.Л.: - Мы готовы создать коммерческую организацию, целью которой будет оказание информационных услуг. В качестве организации-разработчика выбрали Институт прикладных программных систем. В настоящее время заключено соглашение о намерениях. Мы консультируем IT-специалистов, вводим их в проблематику и технологии бизнеса, устанавливаем этапы реализации проекта.

О.С.: - Бизнес-сообщество должно четко понять, что оно хочет осуществить в первую очередь. Скорее всего, это должна быть некая система обмена электронными сообщениями с гарантией достоверности. Имея такую основу, можно развиваться дальше. Таким путем мы шли при создании ОАИС: ее платформа была сдана в 2008 г., на ней насчитывалось 8 ресурсов, теперь же их - 16, и этот процесс продолжается, поскольку по мере эксплуатации системы возникают новые идеи и возможности.

- Кто готов вложить деньги в создание информационно-коммуникационной инфраструктуры для бизнеса?

И.Л.: - Для привлечения инвесторов будем создавать открытое акционерное общество. Когда стала распространяться информация, что создается ИКТ-инфраструктура, в Республиканскую Конфедерацию предпринимательства начали вступать фирмы, которые предлагают системы электронного документооборота, компьютерную технику. По нашим подсчетам, на первом этапе на приобретение оборудования потребуется не более 10 тыс. долл. Однако в дальнейшем расходы будут гораздо большие. Ведь для того, чтобы работать с Европой, необходимо соблюдать европейские требования в плане безопасности информации.

На теперешнем этапе, когда необходимо первичное программное обеспечение, мы намерены обратиться в Евросоюз за поддержкой в виде гранта. Такое направление предусмотрено программой «Восточное партнерство». Это связано с развитием электронной торговли в ЕС и созданием для этой цели союза eUnion. В него вошли страны Европейского общего рынка. Соглашение с институтом предусматривает создание дорожной карты «eBelarus + eUnion».

О.С.: - Размер инвестиций зависит от потребностей. Для чего нужен электронный документ или электронный документооборот для бизнеса? Это, по крайней мере, три категории. Во-первых, обычная деловая переписка, и в сфере малого и среднего бизнеса она не столь уж велика. Но было бы здорово подавать некоторые документы деловой переписки в электронном виде в органы государственного управления. Во-вторых, создание отчетности для органов налогообложения, статистики, соцзащиты и других государственных структур. И, в-третьих, хозяйственная документация, договора, накладные, доверенности и другие подобные документы. На этом направлении возникают проблемы, связанные с электронными цифровыми архивами: мало получить документ, надо его еще где-то надежно и долго хранить. Если это делает сама компания на своей рабочей станции, то нужны механизм выхода на государственный центр и возможность проверить легитимность подписи документа, если он пришел по электронной почте или его принесли на каком-то носителе. Есть еще один момент: то, что компания хранит у себя, не всегда может быть востребовано при рассмотрении споров хозяйствующих субъектов. Поэтому требуется третья доверенная сторона, своего рода «третейский судья», у которого есть архив, используемый в качестве депозитария для электронных документов, которые не должны подвергаться изменениям, и такая гарантия обязательна для этой третьей стороны. Таким образом, создание ИКТ-инфраструктуры бизнеса должно идти последовательно, шаг за шагом, с пониманием, к чему мы идем.

- Сколько времени, на ваш взгляд, может понадобиться для формирования системы?

И.Л.: - Мы нацелены на то, чтобы организовать дело в течение одного года. Конечно, это не говорит о том, что через год у нас будет полноценная система. Но ее основа может быть создана. Работу сегодня подстегивает бизнес, который начинает взаимодействовать между собой в электронном формате с применением ЭЦП. Нам очень важно это сделать еще и в связи с тем, что с нового года начнут работать соглашения о Едином экономическом пространстве между Беларусью, Россией и Казахстаном. И, безусловно, нам нужна надежная система защиты прав собственности.

О.С.: - У государств, входящих в Таможенный союз, темпы создания информационных ресурсов очень высоки. Например, в России на уровне решения правительства еще в 2010 г. законодательно закреплено оказание 74 базовых услуг в электронном виде, в Казахстане ситуация аналогичная, у нас пока, к сожалению, уровень несколько ниже. А ведь для создания полноценных информационных систем требуется «перелопачивать» и изменять сотни нормативных актов, что, конечно же, не по силам чисто отраслевому министерству.

И хотя я давно уже не испытываю излишнего оптимизма в этих вещах, тем не менее полагаю, что основа ИКТ-инфраструктуры бизнеса действительно может быть создана в течение года. Но чтобы это стало реальностью, мы сейчас активно обсуждаем все тонкости будущей системы и стараемся грамотно расставить для нее приоритеты.

В прошлом году структуре налогового ведомства нужно было заплатить за электронное декларирование 297 тыс. руб., или почти 100 долл. по тогдашнему курсу. Проведенные расчеты показали, что при переводе юридических лиц и ИП на эту систему МНС может получить доходы, в несколько раз превышающие бюджет, который пошел на финансирование этой системы. Представляете, какая рентабельность, да еще у государственного органа! В Дании картина противоположная - налогоплательщики за счет электронного декларирования экономят в год 150 млн. евро, а в целом по ЕС экономия превышает 50 млрд.

Автор: Владимир НАДЕЖДИН

По материалам: Журнал "Директор"

 

 

 

У вас нет прав на публикацию комментариев.