Новые статьи

О выборе матрацев Качественный матрас, особенно ортопедический, может стоить внушительную сумму. Только все…

Почему важно планировать денежный поток В процессе разработки бизнес плана планировать денежный поток важнее, чем…

Почему банк может отказать в кредите Кредит в Беларуси сегодня получить не просто легко, а очень…

Ведение бизнес-процессов с помощью CRM-системы Выражение «Время – деньги» просто и коротко демонстрирует одну из…

Ставим забор из евроштакетника: преимущества решения Помните забор у бабушки в деревне? Такие деревянные планки, иногда…

Заплати налог – и спи... | Печать |
Ошибки в бизнесе

С Ивана Дзика, живущего в д. Подлесье-Каменецкое Брестского района, по решению суда взыскивают налог на землю в размере 18 млн 23 тыс. 400 рублей. Внести деньги сразу сельчанин не смог, поэтому вместе с набежавшей пеней вскоре оказался должен 22 миллиона. Ежемесячно с него высчитывают по 500 тыс. рублей (половина дохода). Однако сельский житель, держащий на своем подворье семь коров, быка и трех телочек, уверен: сумма земельного налога определена неверно. Чтобы доказать это, он уже обращался в целый ряд инстанций, но пока безрезультатно. И все же Иван Григорьевич не теряет веры, что сможет доказать свою правоту. У него другого выхода нет, ведь если вопрос не решится в его пользу, скот крестьянину придется распродать… Чтоб не взять кота в мешке…

В семье Ивана и Антонины Дзик подрастало пятеро детей. Поднять их на ноги помогало большое личное подсобное хозяйство, которое сельчане завели в 2005 году. После того, как Иван Григорьевич обратился в Мухавецкий сельисполком с просьбой о выделении ему земли под пастбище и сенокос, было принято решение дать два участка пахоты общей площадью в 14 га.

– В мае 2007 года я попросил пересмотреть мое заявление и оставить за мной только 11 гектаров, – рассказывает Иван Дзик. – На практике убедился, что мне вполне достаточно такой площади, вторично обратился в орган местной власти. Вскоре получил оттуда ответ: оснований для пересмотра ранее принятого решения нет. А не прошло и двух месяцев, как сельисполком совсем отнял у меня землю: мол, налог за нее не уплачен и договор аренды со мной не заключен. Но чтобы оформить надел как полагается, в договоре необходимо указать качественные характеристики земли, от которых зависят и арендная плата, и сумма налога. Много раз устно обращался за этим в районную земельную службу, но эту информацию упорно не давали, предлагая сначала решить вопрос с гипроземом. А за его услуги требовалось выложить порядка миллиона рублей. Но я не мог взять землю как кота в мешке, не зная даже ее кадастровой оценки.
Исполком дал, исполком взял
Сразу после того, как сельисполком принял решение изъять земельный надел у Ивана Дзика, сельчанин написал письмо начальнику землеустроительной и геодезической службы Брестского района с просьбой выдать ему сведения государственного земельного кадастра на те два участка, которые ранее были ему предоставлены по решению Мухавецкого сельисполкома. Он сослался на пункт Кодекса РБ «О земле», который гласит: «Сведения государственного земельного кадастра носят открытый характер и предоставляются по письменному заявлению заинтересованного физического лица». Однако на свое письменное обращение Иван Григорьевич получил ответ: «Данными сведениями служба не располагает». Необходимую информацию крестьянин все же добыл, ее выдала ему областная землеустроительная и геодезическая служба. Но прежде, чем это произошло, Ивану Дзику довелось неоднократно обращаться в районные, областные и республиканские структуры. Одно их перечисление заняло бы на газетной полосе немало места. Эта переписка продолжалась с середины июля 2007 года до конца февраля 2009-го.

– Налоговые сообщения за три года, с 2005 по 2007-й, датированы 12 июля 2007 года, – поясняет Иван Дзик. – В этот же день сельисполком принял решение о лишении меня выделенных им ранее земельных участков. По закону основанием для исчисления налога и арендной платы служит также и решение исполнительного органа о предоставлении земли. Но почему-то ни сам сельисполком, ни земельная служба не передали в налоговую инспекцию информацию о выделении мне участков. Мне не присылали налоговых сообщений, в соответствии с которыми уплачивается земельный налог. Землю сельисполком все же вернул, а налог я внес позже. Налоговики установили необходимость доначислить его в размере 44 200 рублей, приплюсовав небольшую пеню. Казалось бы – все, вопрос закрыт…
Разбираться в деталях не стали?

Но зря успокоился Иван Григорьевич, потому что в налоговом извещении за 2008 год ему предлагалось уплатить за землю 18 млн 23 тыс. 400 рублей. На Дзика был составлен акт о самовольном захвате участка размером в 3,8 га на землях населенного пункта. В связи с чем за один гектар нужно платить не 4 тысячи, как раньше, а 558 тыс. рублей. А так как самозахват сочли произведенным в границах д. Подлесье-Каменецкое, то эту сумму, как и предписывается законом, увеличили в десять раз.

– Не захватывали мы этот участок самовольно, он был нам выделен, – утверждает Антонина Дзик. – До деревни от этого надела метров 400 будет… С одной стороны от него лес, с другой – мелиоративная канава. Нас обвиняют в невнесении денег для оформления участка гипроземом. На самом деле эта работа была оплачена и выполнена, но сделанный акт муж не подписал, потому что в нем ни от леса, ни от рва положенные четыре-шесть метров не отступили, то есть проезда для техники там не оставили, а это значило, что по мере надобности трактора ходили бы прямо по нашим посадкам. Исправить свою ошибку гипрозем отказался… Ситуация разрешилась, потому что вскоре закон изменился и свои 11 гектаров мы узаконили без оформления границ участка. У нас есть целых три ответа землеустроительных служб и один из госкомитета по имуществу, где четко сказано, что вся выделенная нам земля находится за пределами населенного пункта. Областная землеустроительная служба в письме от 9 ноября 2007 года нам сообщает: «Испрашиваемые земельные участки № 1 и № 2 находятся в пользовании сельскохозяйственного предприятия и не входят в границы д. Подлесье-Каменецкое». Но теперь в основу всего положили решение Брестского райисполкома № 591 от 24 июня 2005 года, которым предписано изъять земельный участок площадью в 6,51 га из земель племзавода Мухавец и передать их сельисполкому, включив в состав д. Подлесье-Каменецкое. Но если уж на то пошло, то это наш участок № 1, а так называемый «самозахват», в котором нас обвиняют, произошел на том, что значится на плане под № 2 площадью в 4,49 га. Об этом наделе нет ни слова в том решении райисполкома. Однако разбираться в деталях никто не стал, поэтому и выиграли суд налоговики.
Вот такая арифметика!

На территории Мухавецкого сельского Совета 14 деревень, в которых живут около трех тысяч человек. В личных подсобных хозяйствах сельских жителей всего лишь 25 коров. А только семья Ивана Дзика держит 11 голов крупного рогатого скота.

– В 2008 году я сдал государству 19 тонн молока по цене 600 рублей за один литр, – говорит Иван Григорьевич. – Получил я за это 11 млн 400 тыс. рублей, не считая понесенных затрат и без учета труда моей семьи. Так где мне взять те средства, которые меня обязали выплатить? При таком отношении к личным подсобным хозяйствам скоро на сельском подворье вообще коров не найдешь. Кто же на земле трудиться будет?
По материалам: vb.by

 

У вас нет прав на публикацию комментариев.

Комментарии в разделе "Расширяем бизнес"

RSS