Социальный контракт: предприниматели | Печать |
Экономика/Обзоры

С конца 1990%х гг. в большинстве стран СНГ, в том числе в Беларуси, социально-политический порядок, по выражению российского политического обозревателя А.Колесникова, укладывается в следующую формулу: «Мы делаем вид, что обустраиваем вам почти европейских стандартов жизнь, вы делаете вид, что голосуете» (Колесников, 2008). В области политических прав и свобод данная формула напоминает советскую.

С одной стороны, власть гарантирует населению возможность потреблять товары и услуги (причем их выбор больше, а качество – лучше, по сравнению с СССР), а с другой – как бы вынуждает голосовать за себя. Политические альтернативы представлены слабо, политическая конкуренция ограничена, и это позволяет власти в определенной степени оставаться безразличной и относительно лояльной к политическим разговорам на кухне. В свою очередь, в обществе востребован лишь некий минимальный набор политических благ и свобод, и власть готова их предоставить, и даже гарантировать рост доходов (зарплат и пенсий) в обмен на признание своей легитимности.
В современной Беларуси отношения между обществом и властью характеризуются сильной степенью взаимного как недоверия, так и безразличия контрагентов, а также минимумом требований со стороны общества к государству в плане социально-политических свобод. Ранее скрытые субсидии из России, советское наследие в виде развитых промышленной базы и инфраструктуры, квалифицированной рабочей силы позволяли властям Беларуси получать рентные и экспортные доходы и перераспределять их между всеми членами общества. Перераспределение осуществлялось таким образом, что рост благосостояния ощущала практически каждая социальная группа, что гарантировало взаимную удовлетворенность участников. Особенно заметным рост доходов становился перед электоральными кампаниями (см. концепцию политико-делового цикла в работах Гайдук и др., 2004; Гайдук, Пелипась, Чубрик, 2007). К тому же власти умело реализовывали свою «политико-юридическую функцию»– функцию принуждения. Так, были выстроены репрессивные механизмы, наказывающие за отсутствие политической лояльности (например, угроза увольнения с работы, усиленный контроль над бизнесом и т.д.).
Для небольших социальных групп – представителей бизнеса, директоров госпредприятий, чиновников высокого ранга, работников научной и культур ной сферы – в подобных условиях может быть характерен внутренний конфликт. Зачастую эти группы понимают недостатки проводимой политики и103 упущенные страной возможности, но им предоставляется определенная компенсация за лояльность. Тем самым они встраиваются в действующие рамки
социального контракта, который для них определяется формулой: «Всё понимаем и играем по правилам». В противном случае представители этих групп выбирают выход их контракта.
Следует отметить, что в последнее время в Беларуси произошли изменения во взаимодействии государства и частного бизнеса. Это выражается в некотором упрощении условий для его ведения, ослаблении деятельности контрольных органов. Тем не менее, эти шаги вряд ли стоит рассматривать как ведущие к появлению нового «социального контракта», поскольку отношения по оси «власть – бизнес» меняются «сверху», в масштабах и направлениях, угодных власти.

По материалам: BISS, Анастасия Гламбоцкая, Елена Ракова

Контракты между властью и бизнесом

Компоненты взаимоотношений бизнеса и власти