Что изменил Таможенный союз? | Печать |
Экономика/Обзоры

С 1 июля 2010 года заработал Таможенный союз России, Казахстана и Беларуси. О первых результатах работы союза и о том, что изменилось в работе таможни, рассказал начальник Главного управления организации таможенного оформления и таможенного контроля Федеральной таможенной службы Дмитрий Викторович Некрасов.

Этот вопрос настолько многогранный и всеобъемлющий, что, наверное, полностью ответить на него в рамках только таможенной службы невозможно. Таможенный союз тесно увязан с формированием Единого экономического пространства и другими интеграционными процессами, которые идут на пространстве бывшего СССР.
Таможенный союз на сегодня является наиболее ярким проявлением этих процессов. Конечно же, он задумывался и создавался для того, чтобы облегчить внутреннюю торговлю между нашими тремя странами, выровнять условия осуществления внешнеэкономической деятельности как на территории всех государств – членов Таможенного союза, так и на внешних границах союза.
В сближении позиций трех стран заключается большой плюс для тех, кто реально ведет экономическую деятельность. Унификация правил игры в перспективе даст, да уже и сейчас начинает давать эффект в виде экономии издержек, расширении конкуренции и стимулировании различных отраслей хозяйственной деятельности за счет притока новых товаров и услуг.
Таможенный союз и Единое экономическое пространство, конечно же, это еще незавершенное строительство, и в процессе этого строительства будут раскрываться новые горизонты, ставиться новые цели и новые задачи.

Сохраняются ли сейчас таможенные границы между Беларусью, Казахстаном и Россией?
Граница, как физическое понятие, конечно же, существует и остается. Между белорусским и казахстанским участками российской границы были различия и раньше, и сохраняются теперь. В частности, на белорусской границе уже давно нет пограничного контроля, как и определенных компонентов таможенного контроля, а на казахстанской границе пограничный контроль как существовал, так и продолжит существовать в обозримой перспективе.
Наверное тех, кто задает подобные вопросы, больше интересует не само по себе наличие столбиков, обозначающих пределы нашей страны, а процедуры, которые определяют пересечение границы ими лично, или их товарами, или их знакомыми и так далее.
Так вот, в процедурных вопросах после 1 июля, конечно же, произошли весьма существенные изменения, и можно говорить, что эти процедуры значительно упростились.
Начнем с белорусского участка границы. Раньше мы не заставляли платить таможенные пошлины только с тех товаров, которые произведены на территории Белоруссии. Сегодня мы любые товары, которые ввозятся из Белоруссии, не подвергаем сколько-нибудь значимому таможенному контролю, не производим таможенное оформление, не проставляем никаких отметок. Не только тех товаров, которые производятся на территории Белоруссии, но и товаров, которые были ввезены импортерами в Белоруссию, там прошли таможенное оформление, так называемую «таможенную очистку», включая оплату таможенных платежей, и затем были перепроданы российским покупателям на территории уже нашей страны или на территории Казахстана.
Правда, есть определенные небольшие, но исключения. Первое – это автомобили физических лиц. Второе – это те товары, которые в Белоруссии оформляются по более низким ставкам. Ввозя такие товары в Россию, получатель или перевозчик обязан заявить, что он везет такие товары, обязан продекларировать их и доплатить таможенную пошлину.
В Белоруссии таких товаров немного, например: – спирт, карамель, трубы. Это небольшой перечень товаров. Мы имеем право проверить, есть ли у заявителя такие товары, и если заявитель их не продекларировал, а мы их обнаружили, то он будет привлечен к ответственности. Несмотря на добровольность декларирования, угроза административного, уголовного или финансового преследования сохраняется.
Все остальные товары из Белоруссии не попадают на сегодня в поле нашего зрения, хотя незримо, путем оперативно-розыскных мероприятий, обмена информацией с белорусскими коллегами или коллегами из других стран, мы все равно стараемся держать руку на пульсе, и при наличии оперативной информации мы можем, и будем применять определенные формы таможенного контроля.
Здесь не должно быть иллюзии вседозволенности и рая для контрабандистов. Просто реализация форм таможенного контроля происходит более тонко, незаметно, с использованием скрытых механизмом.
Ситуация с Казахстаном чуть более сложная, поскольку на границе с Казахстаном сохраняются пункты пропуска, пограничный и таможенный контроль. Соответственно, везти товар можно не там, где удобно, а только через определенные места – пункты пропуска. В этих пунктах пропуска также сохраняются определенные формы таможенного контроля, хотя мы не перепроверяем все подряд. Но на основании товаросопроводительных документов мы можем провести дополнительную проверку и выявить те товары, которые не могут свободно обращаться между Россией и Казахстаном. Таких товаров в торговле России с Казахстаном существенно больше чем с Белоруссией.
Казахстан сохранил 409 товарных позиций, по которым установлены более низкие ставки пошли по сравнению с единым таможенным тарифом Таможенного союза. Это достаточно существенное количество товаров, и они для экономики России имеют весомое значение: там есть и пластмассы, и фармацевтика, и машино-техническая продукция.
Кроме того, при вывозе из России в Белоруссию и Казахстан подлежат декларированию товары 27-ой группы – это энергоносители: нефть, газ и так далее.
Эти исключения не составляют сколько-нибудь значимого препятствия для перемещения товаров через внутренние границы России, Белоруссии и Казахстан. Поэтому с момента создания Таможенного союза и по мере совершенствования и упрощения механизмов таможенного контроля участники внешнеэкономической деятельности уяснили, что видимые, буквальные, «лобовые» барьеры, которые препятствовали нашему общению, устранены. Впрочем, повторюсь, что механизмы контроля все равно есть, они совершенствуются и будут дальше совершенствоваться.

Как происходит ваше взаимодействие с коллегами из Белоруссии и Казахстана?
Оно несколько различается. Мы с белорусской таможней уже много лет взаимодействуем в рамках Союзного государства. Именно совместная работа таможенных органов наших двух стран была всегда примером и образцом продвинутого взаимодействия между государственными органами.
У нас есть Таможенный комитет Союзного государства, в который входят две таможенные службы – России и Белоруссии. В рамках этого комитета у нас к моменту создания Таможенного союза было решено огромное количество технических вопросов, начиная от сближения информационных систем и заканчивая технологиями контроля за таможенным транзитом, подтверждением фактического вывоза для того, чтобы заявители могли возместить себе НДС в налоговой службе. То есть эти механизмы в рамках Союзного государства, по большому счету, обкатаны, и сегодня продолжается их насыщение новым содержанием в связи с тем, что в Таможенный союз теперь входят три страны.
Подготовлен проект договора об объединенной таможенной коллегии наших трех стран, которая, по сути, будет использовать наработанный опыт России и Белоруссии теперь уже в рамках трех таможенных служб. До того момента, когда этот договор вступит в силу, мы действуем в рамках рабочего общения. У нас практически несколько раз в месяц проходят встречи руководителей наших таможенных служб, где мы также закрепляем наши технологические решения, даем поручения соответствующим вертикалям в каждой из трех служб, например, по информационному взаимодействию, по подготовке или формированию согласованной позиции для выхода на переговоры.
Также заместители руководителей таможенных служб ведут определенные блоки вопросов. В рамках объединенной коллегии будут созданы рабочие группы по наиболее важным направлениям, в частности, системе управления рисками, информационному взаимодействию и так далее.

Когда будет подписан договор об объеденной таможенной коллегии Таможенного союза?
На заседании Комиссии Таможенного союза 20 сентября этот договор был одобрен. В течение нескольких недель пройдут процедуры внутригосударственного согласования, и, возможно, на следующем заседании Комиссии Таможенного союза, которое будет в конце октября – начале ноября, мы его сможем подписать.
Комиссия Таможенного союза – это орган, который координирует и решает вопросы, выходящие за рамки компетенции таможенной службы. А объединенная коллегия создается для решения чисто технических вопросов, для выработки унифицированных подходов именно в рамках таможенных служб, то есть это чисто профессиональное общение именно таможенников. Комиссия же – это орган наднациональный, он решает вопросы, напомню, тарифного регулирования, установления ставок, запретов и ограничений, правил для участников внешнеэкономической деятельности. Это все-таки два различных органа.

Не сложится ли с появлением Таможенного союза такая ситуация, что та таможня, с которой работать удобней и приятней, - российская, белорусская или казахская - та и победит в конкуренции между таможенными службами трех стран?
Я думаю, что нельзя увязывать слова «удобней» или «приятнее» с работой таможенных органов и сравнивать по этому критерию таможенные службы России, Белоруссии и Казахстана. Вопрос этот носит более комплексный характер, поскольку все-таки определенные национальные особенности пока еще сохраняются в законодательстве государств-членов Таможенного союза, в технологиях и работе таможенных органов. Конечно, мы будем совместно с нашими коллегами искать пути унификации, но направленной не на приведение к более суровому, жесткому механизму работы, а к наиболее рациональному, который позволяет меньшими усилиями достигать нужного результата.

В каком случае сейчас можно проходить по «зеленому» коридору? Что нужно обязательно декларировать?
Если в двух словах, то на сегодня Таможенный кодекс говорит о том, что через «зеленый» коридор можно идти в том случае, если у вас отсутствуют товары, подлежащие письменному декларированию.
Это товары достаточно ограниченного характера, перечень этих товаров находится на информационном стенде каждой таможни, в каждом пункте пропуска. Примерно можно обрисовать его так: оружие, наркотики, культурные ценности, драгоценные и полудрагоценные металлы, камни в определенных количествах, какие-то товары, подпадающие под контроль карантинных служб и так далее. Акцент можно сделать на то, что в информационной зоне каждого пункта пропуска этот перечень не меняется.

Как повлияет создание Таможенного союза на численность сотрудников ФТС?
Вопрос численности тесно увязан с функциями. Если функции сокращаются, то численность оптимизируется. Но если функция ушла с границы, то это не значит, что она ушла вообще. Я в самом начале нашего разговора говорил о том, что механизмы контроля меняются. Если мы раньше стояли на границе, закрывали пункты пропуска и на границе пропускали товар, то сегодня мы вынуждены работать на пост-контроле, на анализе информации и так далее. Это потребует перераспределение численности на иные участки. Это, конечно, более аналитическая работа и более высокооплачиваемая.

Будет ли связано начало работы Таможенного союза с упрощением ввоза китайской продукции через территорию Казахстана? И как, по Вашему мнению, эта схема ввоза может ударить по дальневосточным компаниям, которые специализируются на импорте китайской продукции?
С Дальним Востоком сложно конкурировать. Я думаю, что прямой угрозы нет. Здесь необходимо отметить, что Таможенный кодекс Таможенного союза на переходный период сохраняет принцип резиденства, который подразумевает, что российский получатель товара может оформлять товары только в России, белорусский – в Белоруссии, казахстанский – только в Казахстане. Поэтому если Виктор является россиянином или его компания зарегистрирована в России, то его товары должны приходить именно сюда, в Россию, именно здесь они будут оформляться.
Но красной нитью в ходе нашего разговора проходила мысль о том, что таможенная служба и другие министерства и ведомства вырабатывают механизмы, направленные на то, чтобы уровень, глубина таможенного контроля, подходы к работе были максимально унифицированы в разных странах, с тем, чтобы не было заинтересованности у наших участников внешнеэкономической деятельности бегать из страны в страну, создавать «серые», «черные» и еще какие-то схемы, связанные с использованием специфики и особенностей, существующих на территории других стран.
Понятно, что российский рынок в силу его объема наиболее привлекателен для всех участников Таможенного союза, в том числе и тех, которые попытаются ввозить товары через территорию других стран, но механизмы контроля все равно сохраняются.

Я участник внешнеэкономической деятельности. Наш товар стоит дороже аналогичного в Казахстане на 20%. Могут ли теперь казахи свободно везти товар в Россию, минуя таможню, и передавать их российской фирме просто по накладной?

Ответ простой – могут. Таможенный союз и Единое экономическое пространство создаются для того, чтобы были равные условия конкуренции на нашем триедином рынке, и если чье-то производство является неэффективным, нерентабельным, неэкономичным, то... Это вопрос не к таможенной службе. Поскольку пересечение границы в той или иной степени связано с таможней, то эти вопросы по-прежнему адресуются к нам. Так вот, ответ может быть один – повышайте свою эффективность работы.
За исключением тех случаев, которые я уже обозначал, все товары ввозятся на территорию Таможенного союза по единым ставкам пошлин и по единым правилам, и это приводит именно к добросовестной конкуренции. А серые схемы, я думаю, к сожалению, существуют во всех странах.

По материалам: gzt.ru